ДЗЮБА В ГЛУХОЙ ОБОРОНЕ

«Как же я общался в детстве? Как мне это удавалось? Бывало, в полдень, на солнцепеке, сидишь на спортивной площадке, ждёшь друзей, а никого нет. Все разъехались — каникулы — не с кем в футбол поиграть, мяч погонять. Вдруг, появляется один единственный, товарищ, имени его не помнишь — тут же перезнакомишься — и начинаешь веселиться, финтить, пасовать. Марадоной себя чувствуешь! Пелле! И Гарринчей, и Блохиным, и Белановым, и Рутом Гуллитом, и, даже, Мишелем Платини! Так мы играли в «чешского», потом в «набивного», затем в «квадраты». И не дворы опустели, опустели наши души. Суставы ещё способны выделывать все эти выкрутасы, мышцы ещё в тонусе, но души скисли, обветрились, сползли, выдохлись. Вот мы и смотрим футбол по телеку, убеждаем себя, что мы «неболельщики». Pardon, не стану обобщать — я «неболельщик»! Смотрю краем глаза, подглядываю. Остерегаюсь, себя боюсь. Мяча боюсь, как воздушный акробат, на пике карьеры, боится прыжка! А ведь между футболом и мной теперь так много общего». ТТ. 2018

Прямая речь: PROПИСИ

«Постарайтесь вспомнить то время, когда вы не умели ходить, — вам вряд ли это удастся. Потому что осознанности «в том прошлом ни на шаг». Вспомнить же годы, когда вы не умели писать, проще: я думаю, все сделают это без особого труда. Теперь представьте себе, что первая ступень dzubing’а — это прописи. Вам придется научиться писать, вернее, рисовать: палочки, закорючки, квадратики, треугольники, кружочки. Только после этого в специальной тетрадке вы начнете копировать (тиражировать) свои первые буквы. Одну за другой, упражнение за упражнением, слово за словом, предложение за предложением. Прописи у всех одинаковые, пишут все одно и то же, получают идентичную информацию, но по-разному преобразуют её в знания. Вы работаете не покладая рук, постепенно видоизменяя стиль — проступает ваша индивидуальность — и наконец появляется ваш личный почерк. Поэтому нам придется заложить фундамент Тренинга, освоив направления и уровни движения, работу с энергетическим центром, скоростями, ритмом и темпоритмом действия. Нам необходимо отследить субъективность и объективность атмосферы происходящего, потому что это «прописные истины» dzubing’а, без них никак нельзя. Всего несколько часов практики, и перед вами откроется начальная стадия метода физического действия с его детализацией единого потока жизни как череды желаний и потребностей». ТТ. 2018


Фото Маши Хуторцевой

Сублимация маятника

«О «законе маятника» я писал неоднократно, и это одна из моих излюбленных метафор. Еще я называю её «языком колокола» и советую держать этот язык за зубами. Но сейчас речь, в большей степени, пойдет о сублимации. Творчество — это возможность раскачивать маятник (болтать языком) в рамках избранной вами программы действий. «Шарашить» язык из стороны в сторону, не опасаясь последствий! Я сознательно использую этот образный глагол, он точнее всего передает эффект амплитуды. Любой вид творчества подходит для сублимации. Когда возникает речь о тотальном контроле, об ощущении защищенности, свободы, счастья, закономерно возникает вопрос: а как же быть с эмоциями? Неужели всё нужно контролировать? Как жить без всплесков и отклонений от «нормы»? В данном случае раскачивать маятник — все равно что раскачивать лодку, в которой вы стоите. Рано или поздно она перевернется, и вы утонете. Маятник должен находиться в состоянии покоя, практически без движения. Его внутренние колебания не должны превышать сотую долю миллиметра. Как только ваш сейсмограф зафиксировал минимальный толчок, сядьте ровно, сделайте шесть глубоких вдохов через нос, и маятник остановится. Теперь можно действовать здраво, пытаясь ясно мыслить. И когда мы говорим о том, как и зачем направлять энергию на достижение каких-либо социально приемлемых целей, мы говорим о сублимации. Сублимации как защитном механизме сознательного снятия внутреннего напряжения и разжижения сгустков накопившейся энергии. Творчество как таковое является идеальным полем сублимативной деятельности. Я неоднократно проверял это на собственном опыте, днем проводя занятия, а вечером играя спектакли. Именно так рождалась «сублимация маятника» — техника, позволяющая увеличить продолжительность человеческой жизни, техника переадресации, техника смены акцентировки». ТТ. 2018.


Фото Катерины Сухановой

Прямая речь. «Тренинг для всех желающих». Нетания. Израиль. 25-27 июня 2018

«Не знаю, почему, может, из-за того, что я и сам из этой братии, но актеров принято считать людьми необыкновенными. На мой взгляд, это миф, но то, что они люди непростые, это точно. Актеру свойственно перевоплощаться, играть на публику и вообще играть, примерять разные личины, проживать чужие жизни — в этом смысл профессии.

Существует целая «адская кухня», которая «готовит» из простого человека артиста. Этот процесс остается за кадром, как и хлопоты повара у плиты, зритель же видит готовый продукт и либо верит, сопереживает, влюбляется в своего героя и требует добавки, либо вежливо уходит в другое место и никогда больше не возвращается. Словами удержать разочарованного зрителя невозможно, на это способно только действие. Простое физическое действие творит чудеса; оно может исцелять и вдохновлять, будить и насыщать, каяться, терпеть, безумствовать, оно всё умеет! Действие — основа Тренинга: яркое, насыщенное, нежное, взрывное, темпераментное, любое, только не вялое, бездушное и скучное! Для актеров Тренинг — нечто само собой разумеющееся, как репетиции перед премьерой. Такое же обыденное, как для космонавта тренировки перед стартом. Что же это для простого человека: бухгалтера, инженера, водителя, менеджера, журналиста и так далее?

Представьте себе игровую модель мира. Некий безопасный режим, полигон, где можно генерировать любые житейские ситуации, оттачивать навыки общения, разбирать, использовать и обсуждать конфликты, делиться страхами и переживаниями, по-детски радоваться, любить, фантазировать — и всё для того, чтобы в реальной жизни обрести максимальное чувство равновесия, свободы и защищенности. Это чувство я называю счастьем. Вот так выглядит и работает DZUBING для всех желающих.

Профессиональные актерские приемы и техники позволят вжиться в новые (порой неожиданные) для вас роли. Всё это весьма волнительно, я понимаю: бури эмоций, масса чудес, впечатлений, но… всё под контролем, незачем опасаться! Можно (и нужно) совершать ошибки, разочаровываться, быть слабым и не стыдиться этого. Можно (необходимо) быть искренним и честным. Это так сложно, порой невозможно в «приличном обществе», когда в силу такого поведения вы рискуете потерять друзей и знакомых, — на Тренинге вы их только приобретете! И столько, что не поверите!

Если в вас есть жажда жизни, значит, в вас есть и жажда творчества. DZUBING направлен на то, чтобы методом психофизического действия раскрыть, развить и реализовать ваш творческий потенциал. Мечтали рисовать — начнете; петь, танцевать, писать стихи и картины — пожалуйста; откладывали на потом занятия спортом — теперь нет проблем; желаете реализоваться, как педагог, супруг, лидер, оратор — реализуетесь! И это только начало! Никто не знает, даже вы сами, что откроет в вас DZUBING, но я вам гарантирую, это будут позитивные изменения. Вас ждет преображение, и вы почувствуете это на первом же занятии. Для этого существует продуманная, но гибкая система упражнений, которая сначала позволит вам встретиться лицом к лицу с самим собой, затем выведет вас за пределы себя и в конце концов сделает вас другим. Мне понадобилось двадцать с лишним лет, чтобы придумать, продумать, рассчитать и воплотить в жизнь свой Тренинг. Он живой, он плоть от плоти моей, и я готов им поделиться».

С уважением,
Александр Дзюба

Наука и жизнь

«Что такое творчество? Это увеличение новых связей между нейронами, которые возникают под влиянием непривычных задач и нагрузок. Творчество — это новые модели взаимодействия нервных клеток.

Программа упражнений dzubing’а предусматривает постановку перед мозгом нешаблонных или неожиданных задач, которые требуют использования в разных комбинациях пяти физических чувств (зрение, слух, осязание, обоняние, вкус), а также эмоциональной стороны личности. Тем самым стимулируется активность нейронов (образуются дополнительные связи между разными зонами мозга), они испытывают побуждение продуцировать нейротрофины (натуральные питательные вещества), благодаря которым могут существенно увеличиться размеры, количество и сложность дендритов (так называются отростки нейронов, которые напрямую получают и обрабатывают информацию, поступающую от двух нейронов). Для роста дендритной сети надо «подкармливать» нейротрофинами активные нейроны. Кроме того, нейротрофины обеспечивают окружающим нейронам повышенную силу и сопротивляемость эффекту старения.

Всё, что требуется, — это снабжать свой мозг непривычными впечатлениями и мобилизовывать все органы чувств для работы на тренинге». ТТ. 2018.

Красноярск. Прямая речь

«Перед тем как мы начнем, у меня к вам небольшая просьба. Не спрашивайте меня, зачем вы сюда пришли. Я этого не знаю, я могу только предположить, к чему теряться в догадках? Спросите лучше себя. И я не прошу вас верить мне, вы меня не знаете и вряд ли успеете узнать за эти несколько дней. Я прошу вас довериться себе, в надежде, что себя-то вы хоть немного знаете. Что побудило вас прийти ко мне? Давайте озвучим это событие, коль вы уже здесь. Событие — это свершившийся факт, ваше присутствие на тренинге неопровержимо это доказывает. Давайте назовем причину, раз следствие нам уже известно. А дальше — моя работа: какие создать условия для того, чтобы вы получили то, что хотите. Так чего вы хотите? Чего вы больше всего хотите? Вы можете это сформулировать? Точно и безоговорочно?
Скорее всего, то, чего вы хотите, дороже всех даров на свете. Например, я больше всего хочу жить! Возникает вопрос: хотите ли жить вы? Второй вопрос: вас интересует качество жизни или исключительно количественный ее эквивалент? Меня, в первую очередь, — качество. Это тот случай, когда количество никогда не перерастет в качество, если вы не озабочены условиями собственной жизни. Когда я утверждаю, что dzubing — это философия, я имею в виду постепенную, но при этом радикальную модификацию жизненного стиля в целом».
ТТ. 2018.
Фото Марии Хуторцевой

Апрельские тезисы

«Желание жить вместе еще можно квалифицировать по статье «хулиганство», тогда как узаконенное совместное жительство уже тянет на «предумышленное убийство»… любви.

Рефрейминг — это всего лишь точка зрения. Всё зависит от того, как взглянуть на ситуацию. Например, музыкант, играющий в подземном переходе, — не обязательно попрошайка. Он может быть высококлассным исполнителем, получающим удовольствие от нестандартной акустики тоннеля, или учеником, который репетирует, потому что ему негде заниматься.

Тренировка внимания и воображения — это тренировка левого и правого полушарий мозга. Доказано, что левое полушарие отвечает за логическое мышление. Значит, это и есть внимание, как минимум к деталям, это всё наши причинно-следственные связи. Правое же полушарие есть интуиция, то бишь воображение, некие абстрактные условия, при которых причина становится следствием.

Лукавые намерения влекут за собой нечистые поступки. Мастерство в том, чтобы разглядеть лукавство на дистанции, дабы упразднить из собственных и чужих намерений.

Творческий потенциал — это колоссальный запас энергии, который требует высвобождения. Если такового не происходит, исход один — организм гибнет.

Если мы говорим об артисте как о величине постоянной, неделимой, что для него важнее — призвание или признание? На первый взгляд, слова фонетическии идентичны, разница в одной букве. А по смыслу — пропасть. Миллионы световых лет разницы.

Как сказал один мудрый человек, жажда жизни увеличивается, если нет времени подвергать ее сомнению.

Зависть — одна из форм участия. Завидуешь, значит, участвуешь. Не хочешь завидовать — перестань участвовать».

«Территория Тренинга», 2018.

Бастер Китон, величайший актер немого кино, в фильме «Генерал» (The General), 1926.

Не хотите — как хотите

«Природе плевать на наш интеллект, в силу того, что она не отягощена таковым. Ей безразличны наши игрушки в виде души, высшего разума, кармы и памяти поколений. Она не ведает, что мы бессмертны в мыслях о себе. У природы-матушки свои цели и задачи, поэтому после 30 лет мы ей больше не нужны. Мы сделали всё для того, чтобы превратиться в перегной. Наша репродуктивная функция исполнена, а кто не успел обзавестись потомством — его проблемы. Поздно идти в спортзал, когда ты довел свое тело до полнейшего безобразия. Все эти «новые жизни с понедельника» — самообман. Разумеется, существуют исключения, но и тут не стоит себя обманывать. Молодой человек не замечает накопленных предками генетических мутаций до того момента, пока сам не начинает стареть. И здесь порог «старости» — не 70-80 лет, а 35-40, когда организм начинает «сыпаться». Благо артистам это не грозит. Для нас придуманы роли Королей Лиров, Старух Изергиль, Пап Карло и Баб Ёг, а не только Ромев и Джульетт. Артистам можно не обращать внимания на обвисшие животы, дряблую кожу и прохудившиеся макушки, на гнилые зубы и подслеповатые глаза. Зачем держать себя в форме, если мировая драматургия позаботилась о тебе? Можно смело «брать от жизни всё», а там видно будет. Мимо Плюшкина и Фирса хороший артист не пройдет. В худшем случае его провезут в инвалидном кресле, и он успеет махнуть классике на прощанье». ТТ. 2018.

Некролог

«Встречаю соседа в автобусе, он спрашивает: «А если я не выучил текст роли, могу рассказать своими словами или нет?». Я ему отвечаю, что нет, конечно, не можешь. «А как так?». Для начала, говорю, нужно хотя бы близко к тексту знать, а в идеале роль следует повторить буква в букву. Сосед удивляется, аж глаза на лоб полезли: «Неужели я не могу сказать, как мне удобно, как я хочу?» Еще раз ему повторяю: «Нет, говорю, профессия такая, чужим текстом разговаривать». «Так только в театре или в кино тоже?». «Везде», — сдерживаюсь я и улыбаюсь. Проходит время, встречаю соседа во дворе дома, с собаками гуляем. «Разочаровал ты меня», — говорит, — «Разочаровал!». Я спрашиваю: «В смысле?». Сосед сокрушается: «Ну, тогда, когда ты мне объяснил, что, мол, своим текстом нельзя». «А как же», — говорю. «Неужели все так серьезно там у вас? А если, например, на репетицию опоздал или на спектакль, что будет?». «Выговор тебе объявят. Три выговора — и увольнение, иди домой». Он опять удивляется, как дитя малое: «Неужели? Жестоко!» — кивает, — «Жестоко…». А я ему равнодушно: «Мол, так и так, работа такая».

В следующий раз, как встречу этого соседа, такого страху напущу, такого «насочиняю» о нашем промысле, чтобы ему и в голову не пришло, что актерская профессия — это что-то несерьезное. Расскажу, что многие артисты, вместо каскадеров, сами трюки делают, становятся инвалидами или погибают во время съемок, как Евгений Урбанский. Кончают жизнь самоубийством — Робин Уильямс, Борис Васильевич Барнет. Погибают от передозировки наркотиков — Филипп Сеймур Хофманн, от алкоголизма — Высоцкий, Даль. Расскажу, что некоторых разбивает инсульт прямо на спектакле, как Виталия Мефодьевича Соломина, накрывает обширным кровоизлиянием в мозг, как Андрея Миронова. Кто-то гибнет от пули, как Игорь Тальков. Есть и такие, что сходят с ума, как Михаил Чехов, Николай Олимпиевич Гриценко и Вацлав Нижинский. А в конце, так, между делом, вдруг добавлю, что тонны выученного за всю жизнь текста не уберегут артиста от болезни Альцгеймера, и приведу в пример Анни Жирардо, которая не помнила, что была актрисой. Надеюсь, что хоть часть этих великих имен мой пожилой сосед знает. Если нет, то я про каждого детально расскажу». ТТ. 2018.


Фото Ивана Никульчи

Оппортунизм

«Итак, можно заключить, что Мейерхольд был театральным оппортунистом. Подсаживал в первый ряд плакальщиц для пущего эффекта и добивался своей цели. Обычно считается, что поведение оппортуниста является беспринципным: средства достижения цели сами становятся целью. В этом случае происходит утеря первоначальных отношений между целью и средствами. Для конца 20-х — начала 30-х годов прошлого века это, скорее, правило, нежели исключение. Так поступали многие режиссеры, если не все, а прославился один Мейерхольд. Мне кажется потому, что он был максимально принципиален. Единственный и неповторимый. Красноармеец номер один. Взлетел на алых крыльях пролеткульта, весь в коже, с наганом на боку, на вершину сталинского олимпа и был повержен. Стоило оно того? Я думаю, стоило! Не будь Всеволода Эмильевича, матушка Россия до сих пор бы жевала сопли театрального декаданса». ТТ. 2018.


Портрет Всеволода Мейерхольда с дарственной надписью: «Тимону: Ты угадал. Страдал, страдаю и… буду страдать, ибо не иду ни на какие компромиссы». Тимон — псевдоним театрального критика Оскара Блюма. Фотография 1922 года из архива Л.М. Рошаля / ТАСС